Она явилась в кожаных штанах.

Она явилась в кожаных штанах.
Сказала:»Всё!» И проч. И трали-вали.
Я вёл себя, как робот. Иль монах
на отпевании.
Недолго отпевали.
Уехала. В чудном автомобиле,
ещё сказав:»Давай уже дружить.»
Я… согласился. Пусть. Ведь мы – любили.
Она – себя.
А я..? —
наверно – жить.

АБЫ ЧТО

Эта история мне дико нравится уже тем, что-таки случилась на самом деле, слышал из правдивых уст соучастников.
В раньшие времена Вова Цеслер, говорит, любил полежать в ванной, под верхним одеялом из пены… Тут стучится Витя, заходит, докладывает: » Доктор наук Такой-то.» Протягивает визитку. Вова, покрутив её в руках, произносит: «Проси.»
Всё.

Такая ночь уже была.

Такая ночь уже была.
Темно — хоть что, хоть грабь.
Нет неба. Выжжено дотла.
Там, где палитра туч жила —
нет ничего, лишь рябь.

Смотрю. Смотрюсь. Как в зеркала.
…Такая ночь — уже была.

Яблочный чай.

Мне купила мама яблоко.
Но его не ела я пока.
И сидела думала о том:
съем его немножечко потом.

Тут сказала мама невзначай:
хочешь, заварю я чудо-чай?
Чай не обычный —
яблочный.
Отличный!

Стало жалко яблока. С тоской
я спросила: разве есть такой?
Впрочем, если вкусный он, я, мам,
половинку яблока отдам.

Мама улыбнулась мне в ответ:
ничего вкуснее, дочка, нет.
Чай не обычный —
яблочный.
Отличный!

Мы сидим на кухне у окна.
Говорю я маме: вот те на!
Сколько я на свете не жила —
ничего вкуснее не пила.

…Чай душистый с мамой пили мы
у окна с картинкою зимы.
Чай не обычный —
яблочный.
Отличный!