Свет убит. Тьма взошла черным парусом.

Свет убит. Тьма взошла черным парусом.
Неожиданно. Неумеренно.
То ли ночь насовсем — то ли пауза.
Но — темным-темно.
И безветренно.

В темноте неуместны движения —
всё, что кажется, то и движется.
Замахнись — смехотворны сражения.
Закричи — не поймёшь, кем услышится.

Промолчать — страх навыворот вывернуть.
Может шёпотом?
Знаком?
Мимикой?
…Не поймут.
Кто!?
Ведь свет с корнем выдернут,
находить в темноте — это мистика.

А дышать неувиденным, спрятанным? —
И безвкусно,
и неестественно.
Темнота.
Всё в ней сгибло, что свято мне,
обречённое на бездействие.

Как же быть?!
Нагнетание тяжести
пусть не до смерти,
не уморит, но…
Так болит! Здесь и здесь.
Ведь не кажется!
Может пауза? —
тоже горестно.

Мальчишка уродился Незнайкой на Земле.

Мальчишка уродился
Незнайкой на Земле.
И мигом заблудился
в бесцветно-серой мгле.
Где Время — всё забыло
и вслед себе бредёт.
Где будущее — было.
Где прошлое — грядёт.
Где под эгидой Бога
вершится прорву лет —
один! (актёров — много)
затрёпанный сюжет.
Бумажные проекты.
Словесные дымы.
Пустые интелекты.
Мышиные умы.
Людские отношенья.
Звериный зуд в крови.
Поспешные сношенья.
Легенды о любви.
Сердечные зацепки.
Похмельные дела.
Крушения — не в щепки.
Мытьё — не добела.
Возможности без визы.
Ходьба по краю ям.
Треклятые круизы
по проклятым краям.
Магнитные заботы.
Обширные шиши.
Чередованье рвоты
и голода — Души.
Сомнения — до жути,
до ада — до утра.
Непротивленье сути,
неузнаной вчера.
Молчание, до ора.
И — правильный ответ:
да, есть — Сорнячный город,
Цветочный — точно! — бред.

Сегодня солнце не пришло.

Сегодня солнце не пришло.
Сегодня дождь хозяин улиц.
Дома, поёжившись, проснулись
и смотрят, чуточку сутулясь,
в Невы узорное стекло.

К делам прохожие спешат,
в метро спускаясь молчаливо.
А ветер кашляет ворчливо,
над мутью Финского залива
перевернув воды ушат.