Как я загорал у пруда

Простыня кой-где в заплатах.
А на дне ухи — песок.
Мелкий рыцарь в синих латах
прожужжал наискосок.

От горошины калёной —
жар и свет, не посмотреть.
На причёске, на зелёной —
Лёня, лёг бока погреть.

Великан неровно дышит,
ночью плакал, был грешок.

На душе узором вышит
тихий возглас: «ХОРОШО!»

На той звезде

Уже на той звезде я был.
Когда-то, маленьким.
Там — паутины да грибы,
на ножках смайлики.

Они сиреневых цветов
и крапки пёстрые.
У пауков по восемь ртов
да клешни острые.

За почву там — зелёный мел.
А небо — красное.

Я походил, грибов поел —
и видел…
разное.

Бойся

Это было давно. Это было в стране,
где такое бывало и раньше,
в той стране, что легла среди волн на спине,
на груди – груды камней да ранчо.

Это было. Давно, в позапрошлом веку,
в прошлой жизни, истлевшей до ила…

Он был шарик по жизни.
Она была – куб.
Он любил.
А она – не любила.

Пролетают года. А секунды, шипя,
в срок отмеренный жертв убивают.
На Земле – потепленье.
И страсти – кипят.
Бойся: бывшее – снова бывает!

Знакомая

Средь счастья доз,
больших и малых,
несёт меня моя стихия.
Хоть дни бывают (на привалах)
лихие..

Но!
Этот мир – не для усталых!
Если играть – сто партий с кия!
УПОТРЕБЛЯЮ!
В дозах шалых…
стихи я.

Там всё – в цветах,
зелёных, алых.
И…
Ощущаю дрожь руки я.
А по ноге ползут коалы
…такие.

Большинство

Я книгу – дочитал. Ещё бы!
Это «бы» —
стук неуклюжий, укоризна или
поклон унылый в сторону Судьбы.

A люди автора… не поняли.
Убили.

Есть в большинстве «особенная стать» —
легко! – не понимать.
И убивать.

Утро

Ночь прошла. Пошли трамваи.
Улеглись мосты. Тепло.
Бум. Бум. Бум.
Колотят сваи.
Нариман готовит плов.

В мутном море – синим домом
вправо тянет пароход
гном-буксир.
И на ведомом —
отраженья пляшут вод.

Чайки. Их бы голосами
огласить какой закон.
Нариман носки с трусами
протянул через балкон.

Бывший боцман. По-соседски.
Ночью (с водкой, по уму),
напрягая взглядом детским,
просвещал – где, что, к чему.

Я и слушал.
Только, каюсь
(даже, думаю – не лгу):
представляю лучше – хаос,
а порядок – не могу.

Ночь прошла.
Окно открыто.
Виды. Запах. Шум.
Пора
улетать, метеоритом,
прочь, из дома, со двора.

Поспешать!
А как же, люди ж!
Здесь, пока не встретишь смерть —
ДЕЛАЙ!
…То, что – позабудешь.
Вот как утро, например.

Под мостом

Погас огонь.
Сидит изгой,
холодный шлак
топча ногой
и лепеча:
Судьба прошла.
Как фильм немой.
Я – прах и вонь,
добыча зла,
товарищ мой
даже не волк —
Луны свеча,
горящий злак.
Как душит мост
Неву дугой!
Когда мой час?
Где тот, другой
Я?..
Вряд ли был такой.

…Ночь и вода.
Когда?
Когда!

Красный сдвиг

Дальше, дальше рожденья миг…
Называется – Красный сдвиг.
И, с момента Большого взрыва —
Жизнь – мгновение
до Обрыва.
Бездна времени, чтоб успеть
стать собой.

…И хоть что-то спеть.